Игорь Скляр, Заслуженный артист России

- Нельзя отделаться односложным ответом об этом фестивале. Я не согласен, что многие забыли постановки 30-летней давности – здесь в Юрмале встретились те, кто, как говорится, на этих песнях из кинофильмов вырос. И молодым интересно, что смотрели их родители. Не понимаю слово "формат", ведь все, что вокруг нас – это жизнь, вчера, сегодня и завтра, это всегда было и будет интересным.

В этом году у меня было три проекта в кино, "Рубеж", "Отражение радуги" и "Про Веру". Я вообще уверен, что у артиста спрашивать про его работу бессмысленно. Это не работа, это образ жизни, я так живу. Сейчас участвую в нескольких проектах, названия не важны, они меняются: фильм "Мы из джаза" носил рабочее название "Оркестр-переполох", "Год Собаки" – "Бегство в рай". Репетируем эстрадную программу середины прошлого столетия. Так что в ответ на ваш ворос, над чем я работаю, я отвечу – над всем.

Когда я на концерте  Jūras Pērle согласился спеть песню Высоцкого "Кони привередливые", я сказал: спою, простите, если хватит сил и здоровья. Я просмотрел много записей артистов – хорошо, если из пятнадцати двое пытаются высказать нечто глубокое, остальные хотят повторить стиль, выделиться костюмом или дать самый примитивный верхний срез, которого у Владимира Семеновича не могло быть. Артист может делать все и оставаться собой. Все – это то, о чем ты думаешь, проигрывая и обдумывая сюжет пьес или мелодии песен. Может, потом они преобразуются во что-то другое, или появится что-то новое.

Не понимаю людей, которые говорят, что им скучно жить. Если есть разум и душа, не может быть скучно. И точно так же с кинотворчеством. Если фильм создается по экономическим законам, по формуле товар-деньги-товар, то это к творчеству не имеет отношения. Нет режиссеров в эпоху коммерциализации кино, нет новых Тарковских? Надо быть как Тарковский. Будьте самим собой.